«Афонские списки Иверской иконы в России»

История почитания Иверской иконы уникальна полнотой дошедших до нас документальных источников, сообщающих о заказе двух первых списков Иверской иконы, о подробностях создания и привозе первого из них, об имени художника. Комплекс сведений привлекал внимание исследователей в прошлом и продолжает интересовать ученых в настоящее время.

В истории привоза первого списка Иверской иконы в Россию находит отражение процесс укрепления греко-русских связей, обусловленный, с одной стороны, осознанием Россией своей новой роли в православном мире, особенно после основания в 1589 г. Московского Патриархата, с другой — возложением христианским Востоком на Россию надежд на освобождение от турецкого ига. «Материальным выражением» этого процесса является приток из Греции, особенно с Афона, икон и других святынь, наиболее интенсивный во время правления царя-грекофила Алексея Михайловича и патриарха-грекофила Никона. С процветающей Россией святогорские обители связывали и надежды на получение материальной помощи. В 1647 г. состоялось знакомство монахов — посланников Иверского монастыря с настоятелем Новоспасского монастыря будущим патриархом Никоном, который с вниманием отнесся к рассказу о чудотворной Иверской иконе и просил ивиритов как можно скорее прислать для него копию иконы. Уже через год, 13 октября 1648 г., список Иверской иконы был доставлен в Москву вместе с грамотами царю Алексею Михайловичу и архимандриту Никону от настоятеля Иверского монастыря Пахомия с подробным описанием церковных служб и работы иконописца Ямвлиха, трудившегося над созданием копии для русской столицы. «Вернувшись в свою обитель я (архимандрит Пахомий) собрал 365 братьев и сотворили великий молебен от вечера и до утра, а утром святили воду со святыми мощами, и той святой водой омывали святую и чудотворную древнюю икону Богородицы, и собрали ту святую воду в большой сосуд и ею омывали новую икону, которую я изготовил из кипарисового дерева, и вновь собрали ту святую воду. И так мы закончили святую литургию, и после литургии я вручил ту святую воду и святые мощи иконописцу преподобнейшему среди иеромонахов и духовных отцов господину Ямвлиху Романову, чтобы он, смешав святую воду и святые мощи с красками, написал святую икону, дабы все вещество святой иконы состояло из святой воды и святых мощей. И иконописец писал эту святую икону, принимая пищу лишь по субботам и воскресеньям, и со многим радением и бдением в великом молчании завершил ее. И все то время, пока писалась эта святая икона, мы с 365 братьями дважды в неделю пели великий молебен от вечера до утра и ежедневно служили святую литургию, пока не была завершена икона». В честь принесения первого списка Иверской иконы в Москву 13 октября 1648 г. было установлено празднование.

Диакон Павел Алеппский, посетивший в 1654-1656 гг. Москву вместе с Антиохийским патриархом Макарием, сообщает, что Иверская икона пребывала у царицы Марии Ильиничны Милославской в одной из домовых церквей дворца. Согласно Дворцовым разрядам, с мая 1654 до октября 1655 г. Иверская икона сопровождала царя Алексея Михайловича в военном походе на Смоленск, более 100 лет находившийся под властью Литвы и Речи Посполитой. По мнению одних исследователей, после победоносного Смоленского похода икона была вложена царем Алексеем Михайловичем в собор в честь Смоленской иконы Божией Матери Новодевичьего монастыря, где помещалась, по-видимому, на южной стене и где пребывает поныне. Алексей Михайлович как бы повторил деяние основателя Новодевичьего монастыря царя Василия III Иоанновича, вложившего в собор после присоединения Смоленска к Московскому государству (1514) одну из копий чудотворной Смоленской иконы Божией Матери, находившуюся в Благовещенском соборе Московского Кремля. Согласно другой версии, первый список Иверской иконы после пребывания на подворье Иверского монастыря в Москве, в монастыре святителя Николая «Большая глава», и возвращения из военного похода 1654-1655 гг. был к 1669 г. установлен при Воскресенских воротах Китай-города, которые затем получили название Иверские ворота. Там икона помещалась сначала в нише, потом в деревянной, а с конца XVIII в. в каменной часовне, разобранной в 1929 г. Есть сведения, что находившаяся в часовне Иверская икона уже в 1693 г. весьма почиталась и что она была значительно больше, чем список 1648 г.

Икона 1648 г. работы Ямвлиха является точным списком древней Иверской иконы: «И та икона не рознитца ни в чем от первой иконы, ни длиною, ни шириною, ни ликом» (грамота архимандрита Пахомия царю Алексею Михайловичу от 15 июня 1648 г.). Однако Ямвлих дополнил предназначенный для Москвы список живописными изображениями ангелов в углах средника и полуфигур двенадцати апостолов в овальных картушах на полях, которые, как и орнамент фона и венцов, передают орнаменты и чеканные изображения на окладе древней Иверской иконы. Некоторая схематичность в передаче складок мафория Богоматери и имитирующие драгоценные украшения звезды на Ее челе и плече также воспроизводят особенности грузинского оклада начала XVI в.

Тем не менее иконография Иверской иконы 1648 г. имеет ряд отличий, влияющих на общую художественную идею образа. Фигура Богоматери изображена не по пояс, а погрудно, Ее правая рука, обращенная в молитвенном жесте к Сыну, помещена на уровне груди по центральной оси композиции, а взгляд обращен к предстоящему перед иконой. Положение Младенца также стало иным: Его фигура больше не вписывается в абрис фигуры Матери, но поднята значительно выше, голова запрокинута больше, чем на древней иконе, так что взгляд, как и жест Его благословляющей правой руки, обращен вверх, к лику Богоматери. Однако иконописец сохранил присущую древнему образу иконографическую деталь — кровоточащую рану на лике Девы Марии. На фоне имеются греческие  надписи, заполняющие всю поверхность.

Стиль живописи иконы Ямвлиха близок к традициям критской живописи, однако некоторая графическая жесткость письма выдает руку македонского мастера, воспитанного в мастерских Афона.

Афонский древний оригинал повлиял на обработку тыльной стороны иконной доски: имеется небольшой ящичек-ковчежец для монет (3 динаров), который, согласно Сказанию, был устроен никейской вдовой перед тем, как спустить икону на воду. На обороте помещены также живописные изображения креста с надписью, которые расшифровываются в переводе с греческого как «Христос дарует благодать христианам» и «Елена нашла сокровище на Голгофе».

Второй список Иверской иконы традиционно датируется 1655 г. В 1652 г. патриарху Никону иверскими монахами был привезен «образ Пречистые Богородицы Одегитрия… а на полях писаны дванадесять Апостол»; по предположению Н. П. Чесноковой, речь может идти о Валдайской Иверской иконе. Этот список был создан на Афоне по заказу патриарха Никона для основанного им Валдайского Иверского монастыря, строительство которого велось с 1652 по 1658 г. По сообщению диакона Павла Алеппского, список был изготовлен в меру чудотворной иконы и «тем же образом», что и список 1648 г. Он же свидетельствует о запрете патриарха Никона копировать икону . Попечением патриарха Никона список был украшен сплошным золотым окладом с драгоценными камнями и финифтью по образцу оклада древней Иверской иконы.

Комплекс мероприятий, осуществленных патриархом-грекофилом , свидетельствует о желании утвердить в России особое почитание Иверской иконы. Список привезли в Валдайский монастырь 12 февраля 1656 г., где его торжественно встретили, в честь этого события установили второе празднование Иверской иконы. После революции 1917 г. икона исчезла, в настоящее время ее местонахождение неизвестно. По иконографии этот образ, по данным публикаций XIX в., не отличался от Иверской иконы 1648 г. работы Ямвлиха, ее размер также почти совпадал с размером древнего чудотворного образа.

К особым спискам Иверской иконы следует отнести иконы, которые принадлежали дочерям царя Алексея Михайловича царевнам Софии и Евдокии, написанные, вероятно, на Афоне. Из дворцовых покоев вместе со своими владелицами иконы попали в Новодевичий монастырь, где по смерти царевен были помещены в их надгробные иконостасы в соборе монастыря. Икона, принадлежавшая Софии Алексеевне,- среднего размера, с клеймами чудес,- заключена в серебряный оклад с золотыми дробницами, исполненными с технике выемчатой эмали, характерной для московских мастеров, что позволяет предположить, что этот список И. и., как и храмовый образ Валдайского Иверского монастыря, был сделан по заказу патриарха Никона и являлся его даром на рождение царевны в сентябре 1657 г. Этот афонский список значительно отличается от двух первых размером иконной доски (77×50,5 см). Изменение пропорций отчасти повлияло и на иконографию средника. В общих чертах она близка к Иверской иконе 1648 г., однако срез фигуры Богоматери здесь выше, а Ее силуэт становится более плавным, расширяющимся книзу, фигура Богомладенца уменьшается, а в круглых картушах, в верхней части средника, вместо изображений ангелов находятся монограммы. На широких полях иконы помещены 12 клейм, иллюстрирующих сюжеты Сказания об истории образа и о чудесах от Иверской иконы: на верхнем поле: «Воины императора Феофила приказывают никейской вдове бросить икону Богоматери в море», «Вдова с сыном молятся перед иконой», «Вдова и ее сын опускают икону в море», «Икона в морских волнах»; на левом поле: «Иверские старцы впервые видят икону в море близ монастыря», «Икона Богоматери в огненном столпе в волнах и приближающиеся к ней на лодках иноки», «Иноки, молящиеся в обители»; на правом поле: «Икона в огненном столпе и плывущие к ней на лодках иноки», «Иноки, молящиеся в обители»; на нижнем поле: «Крестный ход из монастыря на берег моря для встречи иконы», «Инок Гавриил на берегу обретает икону», «Торжественное богослужение на морском берегу». Состав и иконография клейм близки к подобным циклам в росписи нартекса церкви Пресвятой Богородицы Портаитиссы в Иверском монастыре на Афоне (1774) и на местной иконе из болгарского Роженского монастыря, но состав клейм на иконе из Новодевичьего монастыря менее полный и представляет по существу лишь чудо ее морского путешествия и явление инокам Иверской обители. Близость к иконографии средника Иверской иконы 1648 г. и своеобразный подбор клейм могут свидетельствовать об одновременном заказе патриархом Никоном на Афоне этой иконы вместе с Иверской иконы для Валдайского Иверского монастыря в середине XVII в. К этому же времени можно отнести и исполненный русскими мастерами сплошной серебряный оклад иконы с 8 золотыми дробницами в технике выемчатой эмали на сюжеты чудес от Иверской иконы. Икона с клеймами Сказаний о чудотворных иконах Божией Матери характерна именно для русской культуры позднего средневековья. Если верно, что список Иверской иконы для царевны Софии был сделан на Афоне, то, вероятно, сопровождение чтимого образа иллюстрациями Сказания об Иверской иконе могло быть обусловлено пожеланием русского заказчика.

Икона Евдокии Алексеевны, возможно первоначально находившаяся в киоте в ее дворцовых покоях, имеет малый размер (28,5×22,4 см) и также украшена серебряным золоченым окладом с жемчужной обнизью, не закрывающим фигуры Богоматери и Младенца. Икону и оклад датируют 60-ми гг. XVII в. Подобные небольшие иконы были распространены на Балканах. В стиле этих икон заметно влияние традиции критской школы живописи.

Т. В. Толстая. По материалам Православной энциклопедии. В сокращении

www.pravenc.ru