Список альбомов:



«Современный оплот православного монашества»

«Современный оплот православного монашества»

 

2 ЧАСТЬ. Беседа о Святой Горе Афон

 

Мы продолжаем рассказ клирика храма в честь иконы Божией Матери «Державная» г. Перми, преподавателя Пермской духовной семинарии диакона Геннадия Вихарева о Святой горе.

МАРШРУТ

Пребывая на Святой Горе, мы, участники паломнической группы, состоящей из пяти человек, каждый день проводили в разных обителях. Каждый новый богослужебный день для нас начинался в разных монастырях. Мы ежедневно причащались. Несколько раз нам удалось исповедаться. Понятно, что исповедовались мы у русскоязычных священников. Но хочу сказать, что на Афоне есть возможность совершения исповеди и в греческих монастырях, среди насельников которых встречается русскоязычная братия, которая может помочь перевести исповедь с русского языка на греческий. Это возможно только если человек исповедуется открыто, и допускает кому-то стать переводчиком между собой и священником, который принимает исповедь. Такая практика есть, но мы к ней не прибегали ни разу.

Свое путешествие мы начали с русского Свято-Пантелеимонова монастыря, затем переместились в Зограф, потом в Хиландар, то есть сначала мы посетили славянские обители. После этого мы отправились с Ватопед. В завершение паломничества мы снова вернулись в Свято-Пантелеимонов монастырь, где провели последние сутки на Афоне. Всего на Святой горе мы пробыли пять дней, но даже за это время очень хорошо ощутили напряжение внутренних сил. Если пробыть на Святой горе девять-десять дней, то можно сильно вымотаться, потому что паломникам на Афоне практически не удается отдохнуть. Днем и ночью встречаются какие-то трудности. Спать удается только урывками. Через неделю чувствуешь, что силы истощаются. Человеку невозможно привыкнуть к такому ритму. Афонским монахам тоже тяжело.

Хочу заметить, что ни одного тучного монаха на Афоне мы не встретили. Заметно, что некоторые монахи даже очень истощены. Для внешнего наблюдателя остается невидимым, какие подвиги они несут. Сколько времени у афонского монаха остается для сна – глубокая тайна, потому что каждый из насельников, даже послушники, имеют свое собственное молитвенное правило. Когда монах его исполняет – трудно сказать. Понятно, что это происходит не во время исполнения послушаний, для этого монах отнимает время от сна. Мы столкнулись с тем, что некоторые монахи идут на свое послушание тогда, когда остальные идут отдыхать.

Довольно напряженную физическую жизнь монахов мы увидели в Ватопедском монастыре. Неподготовленному человеку трудно встроиться в такой ритм. Кто на опыте применил к себе афонский ритм жизни, тот понимает, что подвизаться на Афоне для многих русских монахов физически невозможно, поскольку в русских монастырях нет настолько строгих уставов и нет такой цикличности в физических послушаниях. Но все эти условия идут на пользу монахам. Прикоснуться к такому опыту очень полезно хотя бы для того, чтобы осознать свои немощи, чтобы научиться воспринимать их объективно.

ГДЕ ЛУЧШЕ?

Каждый афонский монастырь имеет свои особенности, и связано это с укладом жизни в нем. Какие-то детали заметны паломнику даже при входе в монастырь. Заходя в архандарик (приемная комната для гостей), человек сразу соприкасается с традицией того или иного монастыря. В каждом монастыре по-своему встречают гостей. Уже с момента встречи начинаешь чувствовать некое разнообразие, разное отношение к себе. По-разному в афонских монастырях относятся к причащению паломников. В некоторых монастырях к причастию допускают всех, кто подошел к Чаше, в некоторых монастырях после причастия священнослужителей и братии Чашу сразу заносят в алтарь. В таких монастырях существуют особые требования к людям, желающим причаститься. Например, сначала надо пожить в монастыре несколько дней; или для причастия паломников выделяют какой-то отдельный день. Подобных особенностей на Афоне достаточно много.

Выделить что-то особо близкое для себя из разнообразия афонских традиций, наверное, невозможно. Я могу сказать, что очень душевно, очень легко было на сердце после посещения Дохиарского монастыря. Он оставил какой-то особый след в душе. Свято-Пантелеимонов монастырь вообще трудно сравнивать с каким-то другим. Все равно он родной, русский. Его нельзя оценивать с позиции «где лучше?». Впечатляют, конечно, богослужения Ватопедского монастыря, сопровождающиеся очень стройными, звучными песнопениями, исполняемыми хорошим хором, прекрасными греческими голосами. Это очень впечатляет и возвышает. Присутствуя там на богослужении, ощущаешь себя в какой-то древней обители или в каком-то древнем кафедральном соборе. В некоторых монастырях, напротив, все очень просто и даже, я бы сказал, немощно. Там никто не обращает внимания на то, какие люди пришли на богослужение – высокопоставленные лица или простые миряне. Служба идет своим чередом. Монахов в тех монастырях нисколько не смущает то, что паломники подумают о ходе богослужения.

ДЕНЬ АФОНСКОГО МОНАХА

День афонского монаха начинается примерно в 3.30 утра. В это время начинают бить в било, призывая братию на богослужение. Ударяют сначала в деревянное било, потом в металлическое, затем начинают звонить в колокола. В каких-то храмах богослужение начинается в 3.30, в каких-то в  4 часа. Заканчивается оно около 8–9 часов утра. После богослужения братия отправляется на трапезу. Часам к 10 все расходятся на послушания. Поскольку днем очень жарко, то послушания в это время обычно проходят в помещениях, там, где прохладно.

Трудовые послушания (а у кого-то отдых) продолжаются примерно часов до 17–17.30, после чего начинается вечернее богослужение. Где-то исполняется параклис. Вечером также совершаются особые молебны в отдельных приделах храмов. После вечернего богослужения братия отправляется на вторую трапезу. В непостные дни на Афоне установлены две трапезы. В постные дни монахи вкушают пищу один раз в день после литургии.

В 21–22 часа монахи отправляются отдыхать. Те, кто занимается ловлей рыбы, выходят в море. Практически в каждом афонском монастыре есть такой вид послушания. Некоторые монастыри занимаются выращиванием рыбы. У Ватопедского монастыря даже есть своя рыбная ферма.

К 22 часам солнце садится. На Афоне темнеет очень быстро, буквально за час наступает ночь. Так заканчивается день. В это время кто-то исполняет свои послушания, кто-то совершает свое молитвенное правило. В результате получается, что афонскому монаху на сон остается часа четыре. Некоторое время на сон монахи перехватывают днем, если есть такая возможность, но на богослужении они не спят. Во время богослужения в храме находится специальный человек, который расталкивает и будит монахов, чтобы они не спали.

АФОНСКИЕ СВЯТЫНИ

Каждый монастырь имеет какие-то свои уникальные святыни. Есть в афонских монастырях и достаточно распространенные святыни и реликвии. Вообще на Святой горе находится огромное количество мощей, причем в афонских монастырях находятся значительные части мощей – это главы, десницы, стопы. Для нас, конечно, это непривычно. Мощи выносят паломникам даже не в ларце, а в открытом виде: например, можно приложиться к ступне, полностью окованной серебром, или к открытой части благоухающего чела того или иного святого. Это, конечно, впечатляет.

Если человек путешествует по Афону для того, чтобы в каждом монастыре приложиться к разным мощам, то благоговейное чувство, испытываемое перед ними, очень скоро притупляется. Другое дело, что на Афоне поклонение мощам не является самоцелью. Их хранят не только для того, чтобы дать возможность паломникам приложиться к ним. Когда совершается богослужение с воспоминанием того или иного святого, и если его мощи присутствуют в монастыре, то их выносят в центр храма во время богослужения. Возникает такое чувство, что этот святой присутствует на богослужении.

В греческой практике момент поклонения святым мощам включен в состав службы. Он очень торжествен. Совершается чинный обряд, который отличается от русской богослужебной практики, когда люди идут вереницей, чтобы приложиться к иконе на аналое. На Афоне каждый отдельный человек принимает участие в чине поклонения святым мощам индивидуально. Только после того как человек совершит все необходимые поклоны, осенит себя крестным знамением и отойдет на свое место, следующий человек начинает участвовать в этом процессе. Этот чин совершается на вечернем богослужении, он очень оживляет чувство благоговейного почитания святого. По-другому начинаешь относиться к поклонению святым мощам, совершенно иначе его воспринимаешь.

Праздничная аналойная икона во время богослужения не находится постоянно в центре храма. Туда в определенный момент богослужения поставляют святые мощи того, чья память совершается. Человек включается в богослужебный цикл, имея возможность только единожды в год соприкоснуться с определенной святыней.

Афон сохранил целый ряд древних чудотворных икон. Вероятно, больше нигде в мире их нет в таком количестве, как на Святой горе. На Афоне в каждом монастыре имеется несколько действительно великих древних икон. В Ватопеде, например, находится семь чудотворных икон, из которых три самые прославленные. В Зографе три чудотворных иконы святого великомученика Георгия Победоносца, каждая из которых имеет свой исторический путь. Все это впечатляет не менее, чем посещение Святой Земли.

ИКОНОПИСЬ АФОНА

Я не ставил перед собой задачи попасть в иконописные мастерские Афона. Это достаточно сложно. Простого паломника туда не пустят. Я даже не дерзал и не пытался туда попасть, я понимаю, что для этого требуется отдельное время, какие-то веские причины и поставленные задачи.

На Афоне, помимо древних образов, которые хранятся, как правило, в монастырских храмах, имеются древние фрески и росписи. Многие из них пострадали во время конфликтов, военных действий и пиратских набегов. Сейчас на Афоне остались единицы древних фресок XV–XVI веков. Скорее всего, самые древние фрески на Афоне, дошедшие до наших дней, сохранились в Успенском соборе Протата в Карее. Авторство их приписывают византийскому живописцу Мануилу Панселину. Большинство сохранившихся росписей на Афоне датируется XVII–XIX веками, в том числе росписи Свято-Пантелеимонова монастыря. Русский монастырь расписан в академическом стиле, я бы сказал даже, в монашеской интерпретации академического стиля, так как фрески сделаны с определенными упрощениями. Эта роспись не выглядит как светская реалистическая живопись. С точки зрения профессионалов она очень простая, даже примитивна, но в то же время чувствуется, что сделано это было специально, осознанно, чтобы избежать тех соблазнов, которые несет с собой реалистическая живопись.

Афонские фрески очень разные. В живописи каждого монастыря выделена какая-то своя духовная особенность, отражена своя национальная черта. Зографские фрески кафоликона невозможно сравнить ни с русской росписью, ни с византийской. Это что-то абсолютно самобытное.

Что касается афонской иконописи, то сегодня при нескольких монастырях на Святой горе есть свои иконописные мастерские. В основном они пишут образы в неогреческом, неовизантийском стиле. Афонские мастера выполняют заказы для всего православного мира. Их труд незаметен в самих обителях, потому что там практически нет новописаных образов. Они несут результат своего труда в мир, как некое благословение Святой горы.

Возглавляют мастерские опытные монахи. Нельзя сказать, что иконопись является каким-то привилегированным послушанием. Иконописцы наравне с братией участвуют в богослужениях, несут другие послушания. Иконопись является сугубым подвигом. То, что образы пишут люди, живущие практической духовной жизнью, конечно, отражается в иконописных работах, хотя технически и внешне иконы похожи на стиль материковой Греции.

Обилие древних афонских образов разных эпох не оставляет впечатления посещения музея, потому что иконы включены в молитвенную жизнь монастырей. Эти иконы не идут в разрез с духом молитвы. По преимуществу на Афоне присутствует сдержанная, молитвенная, спокойная иконопись.

ОТШЕЛЬНИКИ АФОНА

Если вы хотите прикоснуться к молитвенной жизни Афона, то не надо находиться только на территории какого-то монастыря, надо взять рюкзак и отправиться в какую-нибудь каливу (хижину). Конечно, такое путешествие сопряжено с большими неудобствами. Но на Афоне есть люди, которые, пожив в монастыре некоторое время, получают благословение уединиться. Неполное уединение можно встретить в скитах и каливах, но есть и те, кто окончательно уединяется. В монастырях их видят изредка. Иногда они посещают богослужения и приходят в монастырь за какими-то запасами. Есть на Афоне и тайные отшельники. Такие люди обычно не афишируют свой приезд. Они тайно занимают заброшенные кельи, домики и живут там до того времени, пока их кто-нибудь не обнаружит. Греки, видя благочестивую жизнь этих людей, не выдают их властям.

На Афоне мне удалось пообщаться с одним человеком, который рассказал, что на Афоне жил абхазец, который, не желая себя выдавать, не пользовался светом целый год. Выдал он себя только тогда, когда сломал ногу, упав с тропы. Ему пришлось обратиться в монастырь, чтобы ему оказали помощь.

Жизнь отшельников не видна людям. Их жизнь – это постоянное общение с Богом. Невозможно регламентировать или проникнуть извне в жизнь афонских подвижников. Плоды их молитвы никому из людей неведомы. Вне монастыря монашеская жизнь окутана благоговейной тайной. С ней можно соприкоснуться только случайно, по промыслу Божию. Господь, когда надо, сводит с такими людьми.

Греку проще принять образ монашеской византийской, исихастской традиции, чем русскому человеку. Например, когда идешь пешком по Афону один, очень легко возникает самодвижимая Иисусова молитва, именно на греческом языке: «Кирие Ису Христэ, элэйсон мэ...». Ощущаешь некоторую органику и гармоничность. Когда мы пытаемся русскую молитвенную традицию реализовать в афонских условиях, начинается некоторый конфликт. Греческая Иисусова молитва вписывается и в ходьбу, и в дыхание. Когда соприкасаешься с греческой традицией не поверхностно, а на практике, то некоторые вещи открываются по-другому. В греческой традиции ощущаешь, что исихазм доступен любому христианину в меру его старания. И для дворника, и для простого продавца может быть доступна исихастская жизнь. Это то, о чем говорил преподобный Паисий Святогорец. Он общался с простыми людьми и говорил о том, что духовная жизнь доступна каждому. Русскому человеку это сложнее понять, пока он не соприкоснется с греческим языком, с греческим богослужением. Это один из веских поводов, чтобы вернуться на Афон. Здесь понимаешь, что духовная жизнь возможна для тебя. Это как санаторий или больница, но только здесь можно поправить не физическое, а духовное здоровье.

Надеюсь, по милости Божией мне еще удастся побывать на Афоне.

 

Подготовила Ольга Троицкая


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст