Список альбомов:



«СОВРЕМЕННЫЙ ОПЛОТ ПРАВОСЛАВНОГО МОНАШЕСТВА».

«СОВРЕМЕННЫЙ ОПЛОТ ПРАВОСЛАВНОГО МОНАШЕСТВА».

 

1 ЧАСТЬ. Беседа о Святой Горе Афон 

В официальных греческих источниках полуостров Афон называется Святой Горой. Это единственное в мире автономное монашеское государство. На его территории в настоящее время находится двадцать монастырей, представленных традициями нескольких Поместных Православных Церквей, однако официально все монастыри Афона входят в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. 

Еще в V веке Афон был заселен греками из Халкидики. Но возникновение активной монашеской жизни на полуострове произошло только в начале VII века, после постановления Трулльского Собора о том, что странствующим пустынникам полагается поселяться вне городов. После этого указа многие отшельники устремились на Святую Гору. 

Расцвет монашества на Афоне пришелся на период царствования Василия Македонянина, который письменно утвердил, что Афон является местом исключительно монашеского проживания. 

Монашеский остров пережил многое. В ходе Крестовых походов Афон подпадал под политическую власть католиков, однако афониты отвергли идею унии. В 1308 году монастыри Афона испытали погром со стороны каталонских наемников. Несмотря на внешние скорбные обстоятельства, XIV век стал веком духовного расцвета афонского монашества. С этого времени на полуострове активно начали распространяться идеи исихазма. 

После падения Константинополя Афон долгое время продолжал пользоваться прежними привилегиями, пока в 1566 году султан Селим II своим указом не отобрал у афонских монастырей все имения. 

В первой половине XIX века Афон был оккупирован турками. Начались репрессии. Уцелевшие монахи рассеялись по островам архипелага. Мирный договор заключенный между Россией и Турцией в сентябре 1829 года обеспечил прекращение турецкой оккупации и возвращение монастырских имений афонцам. 

В 1924 году Священным Кинотом была утверждена «Уставная Хартия Святой Горы Афонской» («Новый канонизм»), законодательно признанная Грецией в 1926 году. Этот документ до сегодняшнего дня дает право Святой Горе носить особый государственный статус Монашеской Республики. 

На протяжении многих столетий здесь подвизались монахи различного происхождения. Афонские монастыри пережили периоды расцвета и упадка. Веками Святая Гора является местом просвещения, учёности, книгоиздательства и иконописи. 

К числу наиболее известных святогорцев, подвизавшихся в XX веке можно отнести нашего земляка – преподобного Силуана Афонского, а также преподобных Иосифа Исихаста и Паисия Святогорца. 

Чтобы узнать чем сегодня живет афонское монашество, мы обратились к клирику храма в честь иконы Божией Матери «Державная» г. Перми, преподавателю Пермской духовной семинарии диакону Геннадию Вихареву, которые неоднократно бывал на Святой Горе и имел возможность лично соприкоснуться с афонской монашеской традицией. 

Предлагаем вашему вниманию рассказ отца Геннадия. 

- На Афон я собирался очень долго. Это была мечта, которую по разным причинам было очень сложно осуществить. Когда мне все-таки удалось выбраться на Афон (случилось это в 2012 году), то еще в период подготовки к поездке, у меня были опасения, что я несколько разочаруюсь от посещения Святой Горы. Но, сказать, что по возвращении с Афона я был в восторге – ничего не сказать. Впечатления были абсолютно неземными. Я еще не сел в самолет, чтобы лететь обратно, а у меня уже было горячее желание обязательно вернуться. Правда, не очень быстро получилось это сделать. Второй раз на Афон я попал веной этого года. По поводу того, что вторая поездка на Святую Гору произошла не скоро, я не переживал, потому что я понимаю, что посещение Афона не является только личным решением человека. Должен сложиться целый ряд факторов, главные из которых – воля Божия и милость Пресвятой Богородицы. Все мистические компоненты должны совпасть. 

Когда вдруг появилась возможность снова поехать на Святую Гору, я воспринял это как особую милость Божию. Когда готовился к поездке, то больше заботился о том, чтобы какую-то пользу от посещения святого места получили те люди, с которыми мне предстояло ехать. Никто из них еще ни разу не был на Афоне. В нашей группе было пять человек. Что касается меня, то я знал, что свое удовольствие от этой поездки получу. 

Конечно, собираясь на Афон, надо понимать, что если человек едет впервые, то обилие впечатлений компенсирует какие-то физические, бытовые сложности и трудности. Но, паломничество на Афон не является отдыхом, как считают некоторые люди. Святая Гора каждому готовит определенное испытание и труд. Это настоящее паломничество, где от человека требуется подвиг. Никакого отдыха за неделю жизни на Афоне человек не получает. Афон каждому человеку предлагает свой подвиг, сообразный его внутреннему устроению. Так складываются обстоятельства, встречи с людьми, какие-то другие факторы, что человек попадает в ту обстановку, которая полезна именно ему. Это афонское чудо, большее, чем какие-либо физические исцеления. Я сам в этом убедился на примере своих спутников. 

Во время второй поездки я был готов к тому, что «сладости», которые я получил во время своей первой поездки на Афон закончились, и теперь придется отрабатывать «аванс», полученный мною во время первой поездки. Я был готов к тому, что могут возникнуть какие-то искушения и непредвиденные неприятные обстоятельства. Но, слава Богу, Господь миловал, ничего подобного не произошло. Все было замечательно и приятно. 

Поскольку мне пришлось сопровождать людей, которые практически ничего не знали об Афонском монашестве, то перед поездкой я почитал кое-какую литературу о жизни афонских подвижников и об истории Святой Горы. 

ИСТОРИЯ АФОНА 

История Святой Горы является неким отражением истории вселенского монашества. Афон пережил эпоху расцвета, упадка и возрождения и даже физическое истребление иноков. Сейчас на Афоне прославлены двадцать шесть Зографских преподобномученика, которые своей кровью засвидетельствовали подвиг стояния за веру. Это все было за более чем полутора тысяч лет, которые насчитывает афонское монашество. 

Конечно, опыт этого святого места неоценим и важен для всего православного мира. На Афоне сохранилось то, чего, наверное, сейчас нет больше нигде в мире, это монашеская преемственность. На Святой Горе каждое новое поколение монашества, каждый монах воспринимает сохраненный и переданный предыдущими поколениями духовный опыт, который на протяжении веков обогащается и накапливается. Этот опыт несколько преобразуется сообразно тому или иному времени или эпохе, но он не исчезает. Из этого опыта извлекаются крупицы лучшего, и получается некий духовный концентрат. Поэтому говорить об афонской монашеской традиции очень важно. 

Около ста лет назад афонское монашество переживало упадок, но духовный опыт Святой Горы не исчез. Когда в состоянии упадка находились крупные афонские монастыри, то духовная жизнь продолжалась среди отшельников, в скитах и каливах, в кельях, расположенных в Корулиях (православный общежительный скит на Святой Горе Афон). Там вершилась живая молитва. 

Сегодня мы имеем возможность соприкоснуться с духовной жизнью Афона, увидеть и почувствовать ее. Прикоснувшись к ней, мы попадаем в глубокую древность, которая сохранилась не только в уставе монастырского богослужения. Уставное афонское богослужение очень похоже на то, что мы видим в типиконе, на то, которое мы можем встретить в хороших русских монастырях, даже в хороших приходских храмах, где стараются придерживаться богослужебного устава. К древней афонской традиции можно прикоснуться через участие в богослужении, причем не важно – в русском или греческом монастыре. 

Состояние, которое испытываешь на этом богослужении – особое. Во время службы понимаешь, что она совершается для Бога. В афонских храмах нет прихожан, там нет скидок на человеческие немощи. Каждый человек сам несет свои немощи, согласуя их с советом своего духовника. Афонское богослужение рассчитано на людей сильных духом. От него любой человек может получить максимум блага доступный лично ему. Нельзя сказать, что к такому богослужению можно привыкнуть спустя годы, начав бодро его выстаивать или начав относиться к нему как к должному. Ничего подобного. Оно требует от человека огромного труда. Очень хорошо заметно, что даже тем, кто десятилетиями живет на Афоне – по двадцать, по тридцать лет, тоже тяжело от начала до конца присутствовать на Всенощном бдении. Это тот подвиг, который насельники монастырей добровольно несут. 

«РУССКИЙ» АФОН 

Что касается русского монашества на Афоне, то я хотел бы отметить один момент. Наша русская национальная идея, наша национальная гордость на Афоне трансформируется. Русское монашество на Афоне – это не российское монашество, это православное, в лучшем смысле этого слова, монашество, воплощенное в русских людях. Русский монастырь на Афоне, не является «кусочком» России в Греции. Это скорее греческий монастырь, в котором богослужение совершается на церковнославянском языке. 

Богослужения в Свято-Пантелеимоновом русском монастыре на Афоне очень похожи на богослужения афонского монастыря Хиландар или Зограф. Богослужения, совершаемые в них более отличаются от богослужений в болгарских или сербских монастырях, чем от богослужения в Свято-Пантелеимонов русском монастыре. 

Молитвенный дух русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне и сегодня задает некоторый ритм развитию монашества в России. Это хорошо. Без такого духовного камертона существует большой риск замкнуться в своей культуре и полагать, что у нас богослужение и другие церковные традиции лучше, чем в других Поместных Церквах – у нас все прекрасно, наше монашество идеально и мы можем учить других. На Афоне становится понятно, что нам есть куда стремиться и есть на кого равняться. Но, это не значит, что и в афонских монастырях нет проблем. 

Афонское правительство предоставляет возможность русским монахам находиться на греческой территории и жить по своему усмотрению, согласуясь, конечно с общеправославным духовным опытом. 

На Афоне надеются, что при взаимодействии с другими национальными правослвыными традициями и традиция Русской Православной Цервки будет оставаться живой и действенной, не уйдет в некие национальные дебри. Такой процесс иногда происходит в Поместных Церквах. 

Существует большой риск замкнутых в каких-то только своих идеологических национальных рамках. Может быть промыслительно, что например Иверон, считающий себя грузинским монастырем, фактически является греческим. Среди его насельников есть грузины, но устав монастыря греческий. Грузины туда приезжают не для того, чтобы навести свои порядки, а чтобы почерпнуть опыт афонского монашества. 

По поводу количества насельников в Свято-Пантелеимоновом монастыре могу сказать, что статистические данные никогда не могут быть абсолютно точными, потому что число насельников меняется. Но, сейчас в числе братии проживает менее ста человек. Хотя, насельники отмечают, что после визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в прошлом году, в связи с юбилейной датой, произошли положительные изменения. Недавно начал восстанавливаться скит монастыря – Старый Нагорный Русик. Там уже живет несколько человек братии, совершается молитва. Весь советский период скит был заброшен. 

Вообще на Афоне много мест, которые прославились какими-то историческими событиями, какими-то выдающимися личностями, которые в настоящее время находятся в запустении. Даже греческие монастыри на Афоне сейчас не набирают того количества насельников, которое могло бы там жить. С чем это связано – трудно сказать. Но, могу сказать, что политика афонского правительства всегда согласуется не с какими-то экономическими, политическими или этнографическими данными, а исходит из того, что полезно для монахов. Исходя из этого принципа регулируется даже число паломников, чтобы они не нарушали ритм жизни монашеского сообщества. Это позволяет создавать условия при которых монастыри не обмирщаются и не поглощается афонская традиция, а приезжающие на Афон люди могу напитываться благодатью. В этом плане все очень промыслительно и грамотно. Такая политика дает свои плоды. Это заметно и по числу очень почитаемых старцев, которые сейчас проживают на Афоне. Сами они конечно не стремятся к популяризации, но тем не менее из Греции и из других стран приезжают очень многие люди с целью пообщаться с каким-то конкретным монахом. 

И в Свято-Пантелеимоновом монастыре есть такие люди. Я не дерзну назвать кого-либо по имени, потому что это большая отвественность, но могу точно сказать, что огромным авторитетом обладает духовник монастыря – иеромонах Макарий (Макиенко), а также недавно избранный наместник обители – архимандрит Евлогий (Иванов). 

Отец Евлогий очень интересный человек. Мне удалось получить благословение от него и услышать буквально несколько слов. Но, тем не менее, то, каким образом он общается, то, в каком духовном состоянии он пребывает оставляет очень хорошее, благостное впечатление. Он не елейничает, очень прост и доступен. Видно, что это не кабинетный человек. Может быть именно поэтому братии посчитали его достойным, занять должность настоятеля монастыря. Его избрание осуществлялось в традиция древних монастырей, несмотря на то, что в России уже давно на должность настоятеля человек не избирается братией, а поставляется решением правящего архиерея. Вероятно, есть тому какие-то объективные причины, не мне об этом судить. Но, когда видишь, что избрание настоятеля братией дает такие яркие плоды, то конечно, это вселяет надежду на то, что, видя эффект, который приносит древняя традиция, может быть ее применят и в России, хотя бы в некоторых монастырях. 

Кроме Старого Нагорного Русика у Свято-Пантелеимонова монастыря есть и другие скиты. Отдельная история связана со скитом, некогда являвшимся русским, а в настоящее время принадлежащим греческому монастырю Ватопед – Ксилургу. Это самый крупный исторический скит на Афоне. Место поселения первых русских монахов на Святой Горе. В настоящее время скит восстанавливается. Насколько я знаю в нем, помимо греков уже живет русская братия. Это очень хороший признак. Во время второй поездки на Афон мы пообщались с братией Свято-Пантелеимонова монастыря и монастыря Ватопед. Из этого общения можно сделать вывод, что сейчас руководство и братия этих монастырей находятся в очень хороших отношениях. Наверное, в лучших, чем когда-либо. Может быть это приведет и к тому, что Андреевский скит, некогда также принадлежащий русским, а сейчас находящийся в ведении Ватопеда, тоже станет русско-греческим. Если среди насельников в нем будет хотя бы какое-то количество русскоязычной братии и некоторые богослужения будут совершаться на церковнославянском языке, это будет очень серьезным движением вперед. 

Подготовила Ольга Троицкая

(Продолжение следует) 


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст